Последние новости
Главная » Гречку и овсянку снова сдует с прилавков

Гречку и овсянку снова сдует с прилавков

Гречку и овсянку снова сдует с прилавков

Посягнули на святое, причем не в первый раз — производители гречки и овсянки спешат предупредить торговые сети, что их продукция через месяц подорожает на 10−20%. Это случиться уже в ноябре. А торговля — спешит уведомить покупателей, чтобы они были морально готовы и не разнесли все, увидев новые цены. Аграрии оправдываются ростом стоимости сырья и упаковки. К тому же, греча у нас — произрастает в Алтайском крае, а там, дескать, «случился неурожай».

Собрать-то его собрали, но качество — так себе. А край — основной поставщик «черной каши» в России. Вот гречка и подорожала более чем на треть. Летом гречневая крупа в России в среднем стоила 100 руб. за 1 кг, овсяная и перловая — 45 руб. за кило, хлопья «Геркулес» — 80 руб. за 1 кг. Теперь не только гречка, но и овёс с ячменем — из него варят перловку — подорожали на треть. Продолжается рост цен не только на зерновые, но и на зернобобовые культуры. У нас это фасоль и горох — самое дешевое из продуктов питания.

Заместитель председателя правления Ассоциации производителей и поставщиков продуктов питания «Руспродсоюз» Дмитрий Леонов сообщил «СП», что стоимость сырья на рынке круп действительно растёт:

— Только за последний месяц средняя оптовая цена гречневой крупы первого сорта выросла с 67 до 79 рублей за килограмм. В октябре прошлого года кило гречневой крупы первого сорта в среднем стоило 57 рублей. Кроме роста сырья дорожает логистика, в том числе международные перевозки и стоимость фрахта. Грузоперевозки за год подорожали минимум на 20%. Продолжают расти в цене все упаковочные материалы: по многим видам упаковки годовой рост превышает 100%.

На протяжении всего прошлого года поставщики за счёт собственной рентабельности сдерживали рост себестоимости, чтобы потребитель не ощутил его на полке. Многие работали в минус в надежде на стабилизацию ситуации и продолжают делать это и сегодня. Оптовые цены, по которым поставщики закупают овсяные хлопья (сырье), с весны выросли в среднем на 30%. Часть поставщиков закупает у крупозаводов овсяную крупу, из которой потом сами производят хлопья, а часть производителей — закупает уже готовые овсяные хлопья, фасует их и продает под своими брендами.

Рост цен на сырье в 2021 году стал ключевой причиной подорожания овсяных хлопьев. Но на рост оптовых цен повлияло снижение производства и ухудшение качества зерна в урожае 2020 года.

Торговые сети получают уведомления от производителей круп о повышении цен в среднем на 15%. Поставщики ссылаются на то, что окончание сбора зерновых пока не привело к снижению цен, а вызвало дальнейший рост.

Что интересно, цена российского сырья выросла в пределах тридцати процентов, а стоимость пластиковой и картонной тары за последний год — более чем на сто. Основное повышение цен наблюдается по гречке, минимальное — по рису, остальные крупы и бобовые в среднем в закупке показывают рост на 12−15% в течение последних двух месяцев. Продавцы будут со слезами на глазах подстраиваться под рыночную ситуацию. А между тем… общий урожай гречки в России в этом году обещают немаленький — 900 тыс. тонн против 892 тыс. тонн годом ранее.

Генеральный директор Национального фонда защиты потребителей Александр Калинин считает, что серьезных причин для увеличения стоимости крупы в магазинах нет.

— Урожай в этом году хороший, за рубежом закупают — из Китая хорошие поставки. Для того чтобы товар дорожал надо было придумать причины. Наверное, придумали. Скорее всего, это: электро- и тепловая энергия, логистика, хранение, упаковка, перевозки. Конечно, существует целый комплекс проблем, связанный с хранением, фасовкой и доставкой. Придумать можно: там копейка, тут копейка — вот и подорожало.

«СП»: — Информация о подорожании гречки появляется с завидной регулярностью. Но потом, когда народ бросается ее скупать, цена почему-то снижается? Таких циклов было в последнее время несколько.

— Аппетит, говорят, приходит во время еды. Если человек болеет «вирусом жадности», то у него регулярно разыгрывается аппетит. Так что с одной стороны есть объективные причины. С другой стороны, если товар лежит на складе с прошлого года, а храниться почти любая крупа может не один месяц, а то и не один год, то надо разбираться в деталях. А в них — прячется дьявол с рогами. Помимо причин, которые я обозначил, это еще зарплаты людей, включая менеджеров среднего и верхнего звена. Все это закладывается в себестоимость, как говорят экономисты. А раз они так говорят, приходится ставить цену подороже.

В общем надо изучать детали. Может быть, я человек малограмотный и близорукий, но серьезных оснований для повышения цен — не вижу. Иногда обнаружишь на прилавке безумно дорогой сезонный товар, и никакая логика не помогает объяснять такую цену. Никакие экономические расчеты не подходят. Допустим в студеном, морозном феврале помидоры за 300 — это понятно, но сейчас, когда все созрело — это вызывает удивление.
Но если покопаться в своем опыте, то объяснение найти можно, ведь болезнь — не только рыночная.

Еще в советские времена в 1972 году я, не смотря на молодость, работал первым секретарем горкома партии в довольно крупном городе Черноземья с населением 88 тысяч жителей. Однажды собрали бюро горкома. Помню, первым вопросом повестки дня было направление группы экспертов в Астраханскую область для закупок сельскохозяйственной продукции для закладки на зимнее хранение. Докладывал председатель горсовета, рассказав, сколько чего надо городу: картофеля, капусты, свеклы. Сообщил о составе делегации, о районах области, в которые они поедут за товарами.

Я, молодой руководитель, слушал и ничего не мог понять: почему из города, расположенного в Черноземной зоне нужно ехать в другую область за продуктами? Спросил у председателя Комитета народного контроля: «Владимир Афанасьевич, вы не поясните, с вашей точки зрения нужно ли куда-то ехать? У нас, что все это не растет? Земля что ли плохая или народу не хватает?» В ответ — тишина. Наконец ответил председатель сельского райисполкома: «Александр Яковлевич, — сказал он, — вы у нас человек новый. Поработаете, поймете».

Начал работать и выяснилось, что «трудолюбивый народ» — не хотел работать на селе. Я начал создавать овощные плантации, бился четыре года и ничего не вышло! Людям казалось лучше сидеть на лавочке и грызть семечки, вязать носок и… проклинать власть. Работали же там, где можно что-то «унести». На селе доярка, если могла с дойки принести домой большую сумку концентрата и бидончик молока от хорошей коровы — тогда работа ей нравилось. А вообще люди работали в основном на заводах, там зарплата была побольше.

В этом сезоне остались невысокие переходящие с прошлого года запасы. Продавцы вынуждены частично принимать повышение цен от производителей, чтобы не создавать дефицита товара на полках. В сети стараются договариваться об отсрочке повышения закупочных цен или делать это в несколько этапов. Поставщики продуктов на протяжении всего прошлого года старались сдерживать рост отпускных цен за счет собственной рентабельности. Но сегодня они вынуждены либо поднять отпускные цены, либо уйти с рынка.

Дополнительно на растущие цены могло повлиять окончание запрета на экспорт крупы. Вывоз гречки, крупы грубого помола из гречки и гречневого зерна из России был запрещён с 5 июня по 31 августа для сохранения необходимых объемов продукции на внутреннем рынке и недопущения резких колебаний цен.

В Минсельхозе подтвердили, что производители продуктов питания амортизируют рост стоимости продукции за счет собственной прибыли с прошлого года. В этом году посевные площади под гречку выросли на 12% — до 976 тыс. га. Рост цен на гречку должен замедлиться на фоне поступления на рынок нового урожая. Объемы местного производства основных видов круп и сырья для них полностью обеспечивают внутренний спрос. Так что бежать с кошелкой в ближайший магазин можно не торопиться.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика