Последние новости
Главная » «Хенкель Рус» считает, что Россия без порошка Persil и клея «Момент» в грязи утонет и расклеится

«Хенкель Рус» считает, что Россия без порошка Persil и клея «Момент» в грязи утонет и расклеится

«Хенкель Рус» считает, что Россия без порошка Persil и клея «Момент» в грязи утонет и расклеится

Еще один известный западный бренд покидает Россию. На этот раз популярная у нас немецкая компания Henkel, производитель бытовой химии, без которой в домашнем (и не только) хозяйстве трудно.

Еще в начале марта ее хозяева притормозили новые инвестиции в свои предприятия на нашей земле, а заодно и рекламные кампании в государственных СМИ, и всю спонсорскую деятельность.

И вот спустя полтора месяца Henkel решил полностью прекратить работу в нашей стране. О чем стало известно в минувший вторник из заявления Карстена Кнобеля, гендиректора компании.

Этот германский концерн одним из первых пришел в свое время в нашу страну, осчастливив в первую очередь, конечно, женщин качественными препаратами для стирки, чистки, а также косметическими. Мужчины тоже не были забыты, открыв для себя клеи «Момент», Loctite, сухие строительные смеси (Впрочем, будем откровенны — многие товары выпускались у нас, только под другими марками. Немцы сделали грамотное брендирование, улучшили расфасовку, логистику, организацию труда, добавили некоторые технологии — ред.)

За тридцать лет фирма основательно обосновалась на нашей земле, открыв одиннадцать заводов в разных регионах — от Ленобласти (г. Тосно) на Северо-Западе до Перми на Востоке и Ставрополья на юге. Ее доход в РФ по оценке авторитетной Financial Times составлял в среднем 4,5% годовых. Инвестиций на развитие существующих производств вложено сотни млн. евро. Только в прошлом году и только на одном заводе — в Тосно — на запуск второй линии по выпуску клеев-расплавов было выделено 5 млн. в европейской валюте.

Новый проект должен был увеличить общую мощность завода с 20 до 25 тыс. тонн в год. Общая цифра прибыли российской дочерней компании ООО «Хенкель Рус» составила за 2021 год 95,137 млрд. рублей.

Едва во вторник стало известно о решении Кнобеля и К* уйти из России, как народ ломанулся в магазины. В Петербурге к вечеру в некоторых популярных гипермаркетах в центре города уже было не купить, например, стиральный порошок Persil. При том, что цена 9 кг упаковки выросла втрое по сравнению с той, что была утром!

За строительные смеси не скажу, а клей «Момент», особенно почему-то небольшие тюбики, тоже довольно активно расходился у покупателей и дорожал на глазах. Та же история в Москве. Как рассказал корреспонденту «СП» давний добрый столичный знакомый, его жена, не склонная обычно к скупке всего и сразу, вспомнила, как часами вываривала белье в тазике на плите, не устояла, и буквально урвала, чуть ли не последнюю, 6-килограммовую упаковку немецкого порошка. Для хрупкой женщины серебряного возраста настоящий подвиг!..

Что за этим ажиотажем — обычная наша перестраховка, «родившаяся» в годы хронического дефицита? Или реально можем остаться без качественных хозяйственных товаров? К хорошему, как известно, привыкаешь быстро. А Henkel славится в первую очередь именно качеством. Во вторую — длиной линейкой предлагаемых продуктов производства, на любой вкус и даже цвет.

Но, может, преувеличены наши страхи? Да и самой компании не так-то просто свернуть свою работу, все-таки одиннадцать предприятий с общей численностью рабочих не одна тысяча человек. Тут как бы самим не остаться в накладе.

Звоню в отдел кадров одного из двух тосненских заводов концерна, чтобы узнать о ситуации из первых рук. Того завода, что специализируется на выпуске синтетических моющих средств и клеев. Немцы вложили в него в свое время $18 млн. По одному из телефонных номеров никто на звонок не отвечает. Еще два номера из общедоступных, кажется, вовсе не существуют, судя по характерному пиканью. Между тем, на сайте предприятия со ссылкой на замглавы председателя правительства Ленобласти по экономике и инвестициям Дмитрия Ялова вечером того же вторника появилось сообщение, что оно продолжит работу. «Компания Henkel уведомила правительство региона о продаже своих активов в России, — приводится прямая речь чиновника. — В этот период завод в Тосно продолжит работу в плановом режиме. Мы на связи с руководством предприятия, самое главное — компания сохраняет сотрудников, сегодня это порядка 240 человек», — сказал Дмитрий Ялов.

С помощью питерских коллег удалось связаться с жителем Тосно, жена и мать которого трудятся на данном химзаводе. Как он рассказал, большинство сотрудников там связаны родственными узами. Городок-то небольшой, с работой не то, чтобы плохо, нет, предприятий хватает, но на Henkel, в отличие от других, регулярно выплачивают зарплату. Правда, и дерут с работников «всю шкуру», иной раз даже в туалет не выйти, чтобы не согласовать с мастером свое отсутствие буквально до минуты. А так — технологии современные, вредность благодаря им, минимизирована. Что будет после ухода немцев? На этот вопрос, сказал мне мужчина, никто сейчас не ответит. Может, областная власть выкупит его. На это вся надежда. Может, «загнется», как когда-то в перестройку…

Рассматривается, добавим от себя, ещё один вариант. А именно — изменение немцами юридического названия предприятия, чтобы скрыть свое в нем участие. Как сделал это финский хлебопекарный концерт Fazer, сменивший в марте имя российской «дочке» на ООО «Хлебный дом». В пользу чего — не полный, скажем так, уход команды Кнобеля из России: их поставки на российский рынок товаров для дома и личной гигиены не отменяются, и даже, наоборот, планируется увеличить под девизом «простые люди не должны страдать из-за политики».
Однако стоит ли так переживать из-за Henkel? Не одним же им, надо думать, ограничены необходимые нам бытовые химпрепараты. Заглянула с утра среды в профильный магазин. На полках стало просторнее, но не пусто. По крайней мере, на данный момент. Среди стиральных порошков есть те, что, согласно этикетке, производятся в Москве. Впрочем, очень мелким шрифтом на той же этикетке значится основной хозяин — американская компания. Есть и продукция питерской фирмы.

— Наша компания чисто российская, — ответил на звонок «СП» один из специалистов отдела снабжения. — Продажи идут, но не так как нам хотелось бы, западные товары перебивают их.

«СП»: — У вас производится очень хороший отбеливающий порошок. Не раз пользовалась им, результатом довольна. Вот бы и сделали ставку на него, наращивая производство!

 — О чем вы говорите? Как мы можем что нарастить, если по сравнению с немецким наше предприятие на порядок беднее? Они постоянно развиваются, а мы работаем по старинке, немного лишь скорректировав производственный процесс. Все потому, что приоритет в нашем городе, да и вообще в России, начиная с 1990-х годов, отдан зарубежным компаниям. Им и льготы, и разные другие бонусы, только приезжайте, работайте. А о нас вспоминают в лучшем случае по остаточному принципу, да и то, когда сами напомним.

Комментирует ситуацию эксперт «СП» Дмитрий Солонников, директор Института современного государственного развития.

«СП»: — Как считаете, Дмитрий Владимирович, сможет ли наше химическое производство хотя бы в части бытовых товаров обеспечить отечественного потребителя качественной продукцией?

 — Подавляющее большинство наших предприятий во всех отраслях экономики делали все, чтобы интегрироваться в европейское и американское производство. Вместо того чтобы самим его развивать. Даже сырье закупали за рубежом, не только необходимые компоненты, несмотря на то, что у нас своего более чем достаточно, практически вся таблица Менделеева. Всего-то и нужно было — начать разработки.

«СП»: — Оправдала себя хоть немного прозападная экономическая политика Кремля 1990-х-2000-х годов?

 — На какой-то период времени — да. К нам пришли качественные товары, заполнив до краев магазины. Население активно их приобретало, было довольно. Теперь с этим какое-то время будут сложности. Чтобы появились свои товары, в том числе, бытовой химии, не уступающие западным аналогам, потребуется не один год. Потребуются серьезные корректировки в работе органов власти, а также в организации экономических процессов. Начинать надо было уже вчера…

«СП»: — Возвращение западных компаний в РФ в принципе возможно? У бизнеса все-таки свои законы. ЕС уже сейчас тяжело дышит без многих наших экспортных товаров…

 — Возвращение возможно. При условии, что Россия признает свое поражение в военной операции на Украине, выплатит ей репарации. Кроме этого реорганизует свою политическую систему. Передаст контроль над своими ядерными силами Пентагону. Вы этого хотите?

Уже слышны разговоры о том, чтобы заканчивать СВО досрочно, не решив основные ее задачи. А если продолжать операцию, то однозначно до конца. До победы. И это уже будет совсем другое дело. Стало быть, и перспективы развития страны.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика