Последние новости
Главная » Ямал покажет Европе, что такое настоящая тундра в квартире

Ямал покажет Европе, что такое настоящая тундра в квартире

Ямал покажет Европе, что такое настоящая тундра в квартире

Арктическая стратегия Евросоюза может привести к жесточайшему энергетическому кризису и оставить саму Европу без нефти и газа. Как пишет «Российская газета», эта инициатива выглядит особенно удивительно на фоне нынешней ситуации с ценами на газ, которые в моменте достигали нескольких тысяч долларов за тысячу кубометров. Сама Европа твердо взяла курс на энергопереход, несмотря на недостатки его форсирования. Проблема в том, что европейцы намерены навязывать его и другим странам, в том числе и в Арктике.

Напомним, что в опубликованной в середине октября Арктической стратегии ЕС Брюссель утверждает, что «Европейский союз находится в Арктике и имеет стратегические и повседневные интересы в регионе. Полное участие ЕС в арктических вопросах является геополитической необходимостью». В рамках этого участия европейцы будут добиваться полный отказ от добычи углеводородов в Арктике.

«Зеленый новый курс» и новые подходы ЕС к стимулированию устойчивой «синей экономики» лежат в основе стратегии Евросоюза в Арктике. В числе наших главных предложений — призыв оставить нефть, газ и уголь в земле, в том числе в арктических регионах, и создать постоянное присутствие ЕС в Гренландии", — говорится в документе.

В Арктическом совете предлагают менее радикальные рецепты по снижению выбросов. В частности, реализация компаниями газовых программ и климатических проектов в регионе к 2025 году должна снизить их более чем на 70% к уровню 2018 года. «РГ» пишет, что технологический подход позволит снизить выбросы газовой отрасли в этом регионе на 50%-60% уже в ближайшие 5−7 лет.

Сегодня ЕС не входит в Арктический совет, так как не имеет непосредственного выхода к региону. Тем не менее, Брюссель уже давно добивается расширения своей роли в Арктике. И продвижение «зеленой энергетики» — отличный повод, чтобы упрочить свои позиции.

Проблема в том, что на одном только Ямальском полуострове производится около 150 миллиардов кубометров газа, большая часть которых поставляется именно на европейский рынок, она сопоставима с общим объемом трубопроводного экспорта газа в Европу. А в ближайшие 5−6 лет добыча газа может существенно превысить 200 миллиардов кубометров в год, что является частью общей тенденции к смещению нефтегазодобывающих проектов на север. Поэтому запрет добычи углеводородом может стать не просто выстрелом в ногу, но настоящим энергетическим суицидом ЕС.

Впрочем, как говорит ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности, эксперт Финансового университета при Правительстве РФ Игорь Юшков, даже новые энергетические кризисы и социальные протесты не останавливают «энергорадикалов». Другой вопрос в том, что Россия и другие страны вряд ли пойдут на прекращение добычи в регионе.

— Европейцы могут принимать, какие угодно стратегии. Они не входят в основные органы управления арктическим регионом, да и сами эти органы вроде Арктического совета скорее совещательные. Тотальные правила игры определяются Конвенцией ООН по морскому праву, которая позволяет разграничивать прибрежные территории в Арктике.

Евросоюз давно стремится войти в подобные органы и оказывать влияние на то, что происходит в Арктике. Но прямого выхода в Арктику у ЕС нет и им тяжело претендовать на систему принятия решений и управления там.

«СП»: — Чисто гипотетически, к чему бы привела реализация этой стратегии ЕС?

— Такими инициативами европейцы во многом вредят сами себе. Допустим, все страны послушали ЕС и перестали разрабатывать углеводороды в Арктике. Евросоюз в первую же очередь останется без газа, потому что у нас почти все «голубое топливо» добывается в этом регионе.

Есть споры о том, что именно считать Арктикой. Но сухопутные территории, в частности, полуостров Ямал, являющийся нашей основной ресурсной базой, точно входят в Арктику. Именно с Ямала идут основные объемы газа в Европу. Если мы прекратим там добычу, Европа лишится вообще всего газа из России.

«СП»: — Могли бы мы заменить его газом из других регионов?

— Львиная доля нашего газа добывается в Ямало-Ненецком округе, вопрос лишь в том, какие именно территории считать Арктикой. Полуостров Ямал туда попадает по любой методологии, а там у нас находится крупнейшее месторождение Бованенково, которое дает под 120 миллиардов кубометров газа в год. «Северный поток-2» тоже предполагает поставки именно с Ямала. Наша добыча уходит все северней.

Если мы уберем только одно Бованенково, не говоря уже об остальных месторождениях, нам будет не до экспорта в ЕС. Приоритет внутреннего рынка сыграет с европейцами злую шутку, потому что тогда газа для них не останется.

Следующий претендент на остановку добычи в Арктике — Норвегия. Их и так запугали настолько, что они снижают объем добычи нефти и газа. У них истощаются месторождения в Северном море, и они должны уходить в Норвежское либо Баренцево море. Но там, во-первых, добыча дороже, а во-вторых Евросоюз сам постоянно твердит о том, что нужно совершать энергопереход.

Норвегия, как и другие северные страны, очень подвержена этому воздействию, из-за чего у них возникают свои перегибы. Норвежцы боятся, что если они вложат масштабные инвестиции в добычу в Норвежском или Баренцевом морях, они просто не смогут их окупить, так как завтра нефть и газ никому не будут нужны. Если им вообще запретят разрабатывать Арктику, то после того, как месторождения в Северном море истощатся, Норвегия перестанет быть экспортером нефти и газа. Хотя сейчас они занимают второе место по поставкам газа в Европу после России.

Поэтому эта инициатива очень вредна для самой Европы. Но европейцы рассчитывают на то, что энергопереход будет продолжаться и они не очень-то и пострадают. Это идея климатических радикалов, которые все больше торпедируют именно газ.

«СП»: — Почему?

— Потому что в газе они видят угрозу для возобновляемой энергетики. Мирный энергопереход подразумевает плавную трансформацию энергетических укладов — сначала угольный, нефтяной, а затем наступает газовая пауза. Газ — наиболее чистый источник энергии среди ископаемых, поэтому за то время, что мы его потребляем, должен идти поиск альтернативных источников энергии.

Но лоббисты возобновляемых источников энергии (ВИЭ) понимают, что это очень опасно. Газа в мире много, он есть во многих странах и он безвреден с точки зрения не климата, но окружающей среды, то есть жить рядом с газовой станцией нормально. Это большая угроза для ВИЭ, поэтому они намеренно бьют по этому источнику энергии, говоря, что это самый агрессивный парниковый газ, что нужно запретить добычу в Арктике. Они считают, что если не станет газа, будет легче перескочить сразу в эпоху ВИЭ, минуя «газовую паузу».

Их не пугает, что будет кризис, и энергия резко подорожает. Напротив, дорогие углеводороды повышают конкурентоспособность возобновляемой энергетики. Даже нынешний кризис они воспринимают, как благо.

«СП»: — А они готовы к тому, чтобы реально отказаться от углеводородов?

— Раньше рассматривались теории вроде возникновения новых источников энергии, например, термоядерного синтеза. Но сейчас набор альтернативных источников крайне ограничен, потому что сторонники энергоперехода сливаются с лоббистами производства элементов ВИЭ — ветряков и солнечных панелей. Это огромная индустрия, которая продвигает свои интересы и пытается убить не только газ, но и любую другую альтернативу. Они создают эту промышленность, которая растет очень быстрыми темпами. Утверждают, что это «конец энергетической истории» — есть солнечная энергия, энергия ветра и больше ничего.

Бьются даже с атомщиками, которые пытаются доказать, что они тоже безуглеродные и могут стать частью энергоперехода. Но еще неизвестно, будут ли они частью этого нового мира.

«СП»: — То есть нынешний энергетический кризис в Европе — это не разовое событие?

— Такие кризисы будут повторяться, потому что европейцы ускоренно развивают ВИЭ и не резервируют их традиционной энергетикой. Любые периоды бессолнечной или безветренной погоды, как в этом году, будут приводить к энергокризису. Тем более что азиатские страны активно развиваются, они будут привлекать все больше традиционных источников энергии.

Кроме того, чем дальше будут развиваться ВИЭ, тем чаще будут возникать другие типы кризисов — социальных. Энергопереход — это очень дорогое удовольствие, на которое нужно тратить триллионы долларов и евро. И то уже сегодня выходят доклады, что для достижения целевых показателей к 2050 году, не хватает инвестиций, и нужно их наращивать.

Это потребует много денег, соответственно, у людей будут расти тарифы на электроэнергию, отопление, горячую воду и так далее. Поэтому могут возникать протесты по образцу французских «желтых жилетов», которые начались с того, что власти подняли акцизы на топливо, чтобы субсидировать ВИЭ. Не исключаю, что мы увидим даже возникновение партий старой доброй энергетики, потому что какая-то политическая сила захочет оседлать этот протест.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика