Последние новости
Главная » «Избыточная смертность»: Россия впереди планеты всей по гробам

«Избыточная смертность»: Россия впереди планеты всей по гробам

«Избыточная смертность»: Россия впереди планеты всей по гробам

В России шокирующим итогом прошлого года стала цифра так называемой «естественной убыли населения» (смертность минус рождаемость). Она, по данным Росстата, достигла величины 1,04 млн. человек, что стало антирекордом за все послевоенные десятилетия.

Даже в тяжелые 90-е годы не было такого сокращения численности населения страны. Такой антирекорд был достигнут за счет одного из самых высоких в послевоенные годы показателя смертности.

За прошлый год в России умерло 2,4 млн. человек. В 1992 году, первый год существования Российской Федерации, численность населения равнялась 148,5 млн. человек, в начале нынешнего года — 145,5 млн. человек. За три десятилетия сокращение на 3 миллиона. Оно было бы еще большим, но частично камуфлировалось за счет притекавших в Россию лиц из других государств. Налицо депопуляция страны.

Естественная убыль населения в России в прошлом году составила 7,12 человек на 1000 жителей. Департамент Организации Объединённых Наций по экономическим и социальным вопросам (ДЭСВ ООН) рассчитал относительные (в расчете на 1000 жителей) показатели естественного движения населения (прироста или убыли) за 2019 год по 203 странам мира. Россия тогда занимала в списке 180-е место с показателем, примерно равным нулю. Выше ее находились страны с «плюсом», т.е. с естественным приростом населения. Почти все первые двадцать строчек списка занимали африканские страны.

Вот первая пятерка: Нигер — 37,9; Ангола — 32,6; Мали — 32,0; Демократическая Республика Конго — 31,8; Уганда — 31,8.

В «плюсовой» зоне находилась большая часть экономически развитых стран: США — 3,3; Канада — 2,7; Швеция — 2,7; Швейцария — 2,3; Франция — 2,0 и т. д. Странами с самыми высокими относительными показателями естественной убыли населения были: Хорватия — минус 4,2 (201-е место в списке); Украина — минус 5,6 (202-е место); Болгария — минус 6,4 (203-е место).

Пока данных для международных сопоставлений по итогам 2020 и 2021 годов нет. Но если сравнивать относительную убыль России в 2021 году, то ее значение оказалось ниже, чем у стран, занимавших последние сточки в рейтинге 2019 года.

Можно предположить, что в 2020 и 2021 гг. картина естественного движения населения претерпела серьезные изменения в силу такого фактора, как «пандемия COVID-19». Прежде всего, по той причине, что существенно возросла смертность в подавляющем числе стран и в мире в целом. До начала 2020 года в мире на протяжении целого ряда лет наблюдалась тенденция к снижению общего числа умирающих в мире. Но этот тренд был резко прерван в позапрошлом году.

Популярным стал показатель «избыточной смертности» (ИС). Определение ИС очень простое: превышение числа фактически умерших за отчетный период (скажем, год) по сравнению с ожидаемой («базовой») смертностью. «Базовую» смертность чаше всего определяют как фактическое число умерших в предыдущий период или среднюю численность умерших за более длительный период времени.

Скажем, для оценки ИС в 2020 году можно в качестве «базы» взять фактическое количество умерших в 2019 году или среднегодовую численность умерших за пятилетний период 2015—2019 гг. «Базу» можно рассчитывать также с помощью моделей, которые учитывают многие «тонкие нюансы» демографии. Скажем, они могут учитывать изменение возрастной структуры населения. Если оно «стареет», то тогда ожидаемая («базовая») смертность должна быть выше.

Международные организации работают достаточно медленно, и в их документах почти нет оценок ИС в мире и по странам по итогам 2020 и 2021 гг. Но гораздо более оперативно действуют некоторые группы экспертов в разных странах, которые самостоятельно собирают данные по отдельным странам и дают общемировую картину и международные сопоставления ИС. Может быть, их цифры не очень точны, но зато они свежие.

В первую очередь, такую статистику готовит международный проект «Our World in Data» (OWD).

Также известна исследовательская группа при английском журнале The Economist

Заслуживает внимания проект «База данных о человеческой смертности» (The Human Mortality Database — HMD), который ведется группой исследователей из Калифорнийского университета в Беркли (США) и Института демографических исследований Макса Планка в Ростоке (Германия).

Еще одним авторитетным источником статистики по смертности является «Набор данных по смертности в мире» (The World Mortality Dataset — WMD).

Проект ведется исследователями Ариэлем Карлинским (Ariel Karlinsky) и Дмитрием Кобаком (Dmitry Kobak).

Сходимость итоговых цифр ИС в упомянутых проектах достаточно высокая. Предлагаю рассмотреть картину избыточной смертности в мире и по отдельным странам, особенно по России. В качестве источника информации буду использовать базу данных проектов OWD и The Economist.

Накопленная за 2020 год ИС составила 5,20 млн.; за 2021 год — 13,23 млн.; за январь 2022 г. — 2,13 млн. (в качестве «базы» для расчетов были взяты среднегодовые и среднемесячные показатели смертности за период 2015—2019 гг.). Итого суммарная накопленная ИС с 1 января 2020 года по 1 февраля 2022 года (т.е. за 25 месяцев) достигла 20,56 млн. На 6 февраля она уже оценивалась в 20,62 млн.

Если рассматривать среднемесячные показатели ИС, то можно заметить ярко выраженную тенденцию к увеличению избыточной смертности. В частности, показатель ИС за январь этого года — один из самых высоких за весь рассматриваемый период.

Еще один важный вывод, вытекающий из анализа статистики ИС. Опровергается насаждаемые ведущими СМИ точки зрения, что, мол, причиной избыточной смертности является исключительно вирус COVID-19. По данным OWD и The Economist, число смертных случаев с диагнозом «ковид» за эти два года равнялось 5,67 млн.

Таким образом, на ковид можно списать лишь 27,5% ИС. Получается, что 72,5% ИС приходится на причины, связанные с традиционными заболеваниями и причинами (рак, сердечно-сосудистые болезни, инсульты, тромбозы, легочные, желудочно-кишечные и другие заболевания; также суициды).

Официальные СМИ, ВОЗ, минздравы очень мало и глухо комментируют феномен так называемой «прочей» избыточной смертности. Честные и смелые медики и другие профессионалы через оппозиционные СМИ объясняют природу «прочей» ИС:

во-первых, это результат «дискриминации» общественным здравоохранением людей с обычными заболеваниями (приоритет отдается пациентам, зараженным ковидом);

во-вторых, локдауны и нагнетание истерии и создание атмосферы страха подрывают иммунитет людей, повышают риски смертности (в частности, начали расти показатели смертности от суицидов);

в-третьих, начинают сказываться негативные последствия развернувшейся в мире массовой вакцинации от ковида экспериментальными препаратами (негативные эффекты пока еще не очень заметны, но со временем смертность вакцинированных, по мнению некоторых экспертов, будет нарастать по экспоненте).

Давайте посмотрим теперь на статистику ИС по отдельным странам. На первом месте по абсолютной величине ИС за 2020−21 гг. оказалась Индия — 5,59 млн.

Второе место за Россией — 1,14 млн.

На третьем находятся США — 1,11 млн.

Четвертое и пятое места делят Пакистан и Индонезия — по 0,83 млн.

На шестом месте — Китай (0,82 млн.). Далее следуют Бразилия, Бангладеш, Мексика, Турция, Египет, Филиппины, Иран, Нигерия, Южная Африка, Ирак, Эфиопия, Перу, Вьетнам, Колумбия.

На 21-м месте оказалась Италия с показателем 0,20 млн.

Конечно, мы, граждане России, можем себя успокаивать тем, что хотя наша страна занимает второе место в мире по величине избыточной смертности, но мы отстаем от Индии как лидера в пять раз. Но надо учитывать, что на конец 2021 года численность населения в Индии была в 9,7 раза больше, чем в России. Так что по относительному показателю ИС (в расчете на 1 миллион жителей) Россия почти в два раза обгоняет Индию.

Я посчитал относительные уровни ИС по России и по другим странам, входящим в топ-20 по абсолютной величине избыточной смертности. По России получается 7.835 избыточных смертей в расчете на 1 миллион жителей. В Китае, например, этот показатель равен 580; в Пакистане — 3.640; в США — 3.338. Итак, по относительному уровню избыточной смертности Россия оказывается «впереди планеты всей».

Есть еще такой относительный показатель, как превышение избыточной смертности над ожидаемой («базовой»). По итогам двух лет в России оно составило 58%. Для сравнения: в США этот показатель составил 34%, Италии — 25%, Швеции — 15%, Франции — 15%. Правда, мы можем себя утешить тем, что есть страны с более высоким превышением: Перу — 166%, Мексика — 81%, Казахстан — 65%.

Вклад «ковид-фактора» в формирование ИЗ в разных странах очень сильно варьирует. На одном полюсе находятся экономически развитые страны. У них на «ковид-фактор» приходится 90 и более процентов избыточной смертности. А у большого числа развивающихся стран доля этого фактора ничтожно мала.

Например, в Анголе за два года ИС составила 41,1 тыс., а число умерших от ковида — 1,9 тыс. Доля «ковид-фактора» — всего 4,6%. Конечно, статистика очень ненадежная. Как правило, по группе экономически развитых стран число умерших от ковида завышается (причины такого завышения я оставлю за рамками данной статьи), а по развивающимся странам может занижаться (в силу недостаточной организации учета). Но, тем не менее, сильные различия нельзя отрицать.

А «в целом по мировому госпиталю средняя температура» будет следующей: 72,5% всей избыточной смертности в мире приходится на причины, не связанные непосредственно с вирусом COVID-19.

А какая температура у «больного» по имени «Россия»? Число умерших от ковида в нашей стране на 31 декабря 2020 года составило 57 тыс., а к концу 2021 года достигло 309 тыс. На последнюю имеющуюся дату (14 февраля) — 341 тыс.

Это данные из иностранных источников. Нетрудно подчитать, что к концу 2021 года в общей величине избыточной смертности за два года доля «ковид-фактора» составила 27%.

Примечательно, что зарубежные источники, в том числе OWD, WMD, HMD дают цифры смертности от ковида примерно в два раза более низкие, чем Росстат и Минздрав России.

Согласно данным Росстата, от ковида в 2929 году умерло 163,3 тыс., в 2021 году еще 517,8 тыс. Итого за два года — 681,1 тысячи человек. Но следует иметь в виду, что лишь часть смертей, проходящих у Росстата по графе «Ковид», действительно имели главной причиной вирусное заражение ковидом.

В рамках этой графы имеются также варианты, когда смерть обусловлена другими причинами, но у умершего был выявлен положительный результат по ПЦР-тесту; такой умерший также попадает в общую графу «Ковид». Если попытаться убрать явно притянутые за уши случаи смертельных исходов, то реально остается не более 550 тысяч за два года.

А вот Оперативный штаб по борьбе с COVID-19 по состоянию на 10 января этого года назвал цифру умерших от ковида, равную 317 тыс. Как видим, цифры зарубежных экспертов по смертности от ковида почти точно совпадают с данными Оперативного штаба. И они, с моей точки зрения, более точно отражают реальную ситуацию.

Кстати, вице-премьер Татьяна Голикова, возглавляющая Оперативный штаб, неоднократно заявляла, что основная часть всех избыточных смертей приходится именно на ковид. Она называла и 80, и даже 90 процентов. Видимо, она считать не умеет. Исходя из данных Оперативного штаба, получается меньше 30%.

Но даже если исходить из завышенных цифр ковид-смертности, содержащихся в данных Росстата, все равно почти половина избыточной смертности в России приходится на другие причины. Они те же, что и в целом по миру. Но просто более ярко выражены. Я их называл уже выше. Еще раз повторю:

1 развал здравоохранения, оправдываемый тем, что приоритет на медицинское обслуживание получают инфицированные ковидом; всем остальным предоставляется право умирать дома; создание атмосферы террора (изоляции, карантины, локдауны, масочный режим, QR-коды и др.); такая атмосфера подрывает естественный иммунитет человека и провоцирует психические заболевания (кстати, тщательно скрывается рост суицидов в эпоху «пандемии»); рост побочных последствий и летальных исходов после прививок от ковида «экспериментальными» препаратами (власти не афишируют, что так называемые прививочные препараты не прошли все фазы клинических исследований).

По последнему вопросу имеется большое количество интересных исследований за рубежом. Уже имеются данные о резком скачке заболеваемости раков, инсультов, тромбозов, инфарктов после получения людьми «целительных уколов».

Правда, речь обычно идет об уколах такими препаратами, как Pfizer/ BioNTech, Moderna и AstraZeneca. Там, «за бугром» есть хоть какая-то статистика по побочным последствиям вакцинации, включая летальные исходы.

Мы же даже не знаем, ведет ли российский Минздрав хотя бы минимальный учет побочных эффектов. Но даже если и ведет, то раскрывать свои тайны не собирается. А если не собирается (были такие наглые заявления со стороны чиновников Минздрава), то подозрения становятся еще более весомыми.

P.S. Вот последняя новость, касающаяся темы «избыточной смертности», которая попалась мне на глаза. Это публикация от 9 февраля под названием «Немецкий врач подтверждает: „вакцины“ от Covid являются причиной повышенной смертности». (German doctor confirms: Covid «vaccines» are the cause of excess mortality).

Известный немецкий врач доктор медицины Соня Рейц (Sonja Reitz) сообщила: «В Германии у нас такой очевидный избыточный уровень смертности: 22 процента в декабре и 20% в ноябре». А ведь еще в октябре избыточная смертность оценивалась в 10%. И Рейнц, и ее коллеги оценивают, что в Германии в результате прививочных инъекций в настоящее время фиксируется от 12 000 до 13 000 смертей в месяц.

Как врач С. Рейнц говорит, что риск серьезных сердечно-сосудистых заболеваний у вакцинированных вырос на 120%. И это только по итогам неполного года прививочной кампании.

По мнению С. Рейнц и других немецких медиков, с середины прошлого года на первое место среди факторов избыточной смертности вышла вакцинация. Как считает Рейц, в целом по итогам прошлого года более 75 процентов всех избыточных смертей были связаны с прививками.

А у нас в России Минздрав делает вид, что такого фактора избыточной смертности просто по определению не существует. А ведь подобная позиция чиновников ведет к окончательному развалу общественного здравоохранения. Без доверия к врачам не может быть никакого здравоохранения.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика