Последние новости
Главная » Конфискация: Запад вздрогнет, но и миру достанется

Конфискация: Запад вздрогнет, но и миру достанется

Конфискация: Запад вздрогнет, но и миру достанется

Все многообразие методов начавшейся с конца февраля санкционной войны коллективного Запада против России можно свести к двум видам. Первый вид — запреты и ограничения на разного рода экономические операции (денежные переводы и всевозможные расчеты, экспорт и импорт различных товаров и услуг, движение капитала и др.).

Второй вид — конфискация разных активов, которая может называться «замораживанием», «арестом», «национализацией» и т. п.

Ярким примером первого рода санкций стала блокировка операций ведущих российских банков через систему СВИФТ. Такая блокировка затруднила или даже сделала невозможным проведение многих платежей и расчетов в иностранной валюте.

Наиболее серьезной санкцией второго вида стало «замораживание» международных резервов России в той части, которая включает активы Банка России в долларах США, евро, британских фунтах стерлингов, японских иенах и других резервных валютах (кроме китайского юаня). В СМИ сообщается, что под «заморозку» попали активы на сумму, превышающую 300 млрд. долл. Однако эксперты отмечают, что эта сумма превышает 350 млрд. долл.

Я уже писал на тему «заморозки» валютных резервов РФ и отмечал, что вероятность «разморозки» приближается к нулю. И что за «заморозкой» последует фаза, которую можно смело назвать «конфискацией»

На «заморозке» (фактически экспроприации) международных резервов России коллективный Запад (под ним я понимаю США и их активных и пассивных союзников — страны, включенные Москвой в список «недружественных государств») не остановился. Он приступил к арестам и конфискациям иных активов российского происхождения, которые находятся в пределах его досягаемости. Это активы, принадлежащие российским компаниям и банкам, а также активы, принадлежащие российским гражданам.

Российские и зарубежные СМИ о таких арестах-конфискациях сообщают чуть ли не каждый день. Так, 31 марта министр иностранных дел Италии Луиджи Ди Майо в интервью Bild сообщил, что у попавших под санкции россиян Италия изъяла имущество на сумму 900 млн. евро. С 22 марта эта сумма выросла на 100 млн. евро

Объем замороженных активов россиян в Нидерландах вырос с 400 млн. евро по состоянию на 22 марта до 516 млн. евро на 31 марта.

В латвийских банках на конец марта сумма замороженных средств, принадлежащих попавшим в санкционные списки россиянам, 55 млн. евро. А 18 марта эта сумма составляла 17,5 млн. евро.

Как видно, из приведенных примеров, имеет место ползучая заморозка активов, принадлежащих физическим лицам РФ.

Еще более масштабными являются заморозки активов юридических лиц РФ. Сейчас в США готовится новый пакет антироссийских санкций США, который помимо всего, предполагает замораживание активов некоторых крупнейших российских банков (в частности, Сбербанка). Сбербанк попал под американские санкции сразу же после начала российской операции на Украине, однако он не был включен в санкционный список SDN, попадание в который предполагает блокировку активов в американской юрисдикции.

31 марта немецкое издание Handelsblatt со ссылкой на источники в правительстве сообщило, что власти Германии рассматривают возможность национализации немецких дочерних компаний, принадлежащих «Газпрому» и «Роснефти».

Учитывая, что указанные компании считаются «незаменимыми на энергетическом рынке», в Берлине планируют провести «экспроприацию и национализацию немецких „дочек“ российских структур». Таким образом руководство ФРГ намерено «предотвратить массовое нарушение энергоснабжения».

Очевидно, что Россия не оставляет без ответа подобные конфискационные действия или заявления со стороны коллективного Запада. Так, Центробанк РФ в ответ на заморозку активов в долларах и евро западными странами фактически то же самое сделал в отношении иностранных инвестиций в России. Он ввел запрет на продажу ценных бумаг иностранными инвесторами и запрет и на вывод средств из российской финансовой системы.

25 марта ЦБ сообщил, что принял зеркальные меры «на сопоставимую сумму» в ответ на заморозку своих золотовалютных резервов Западом. Правда, он не уточнил, чем руководствовался при отборе активов для заморозки. Итак, это неполная и к тому же мягкая «заморозка», поскольку иностранный инвестор может продолжать свою деятельность, но в замкнутом российском экономическом пространстве.

Некоторым нашим политикам этих мер кажется недостаточно, они требуют от «заморозки» перейти к конфискации или национализации иностранных активов. Примечательно, что даже до того момента, когда коллективный Запад объявил о «замораживании» международных резервов РФ, 26 февраля замглавы Совбеза РФ Дмитрий Медведев заявил, что Россия будет отвечать симметрично в случае реализации угроз Запада по аресту средств всех россиян за рубежом, также будут арестовываться средства иностранцев и иностранных компаний в РФ по страновому принципу.

Он также не исключил национализации имущества лиц, имеющих регистрацию в недружественных юрисдикциях, например, в США или странах ЕС.

7 марта секретарь генсовета «Единой России», первый вице-спикер Совета Федерации Андрей Турчак заявил, что «Единая Россия» предлагает национализировать производства тех компаний, которые объявляют о своем выходе и закрытии производств".

Последняя новость на эту тему: в начале апреля члены законодательного собрания Крыма подготовили обращение к депутатам Государственной Думы РФ с предложением внести поправки в Гражданский кодекс РФ. Эти поправки должны предусматривать принудительное изъятие имущества у иностранцев, которые совершили недружественные действия в отношении РФ.

Глава Крымского парламента Владимир Константинов на совещании с членами президиума законодательного собрания заявил, что такие закон соответствует принципу справедливости. «Недопустимо, чтобы те, кто зарабатывает деньги на территории республики, использовали эти средства в поддержку военных действий против Российской Федерации, совершаемых неонацистами, которые убивают российских солдат».

Ранее, 17 марта, депутат Госдумы от Крымского региона Михаил Шеремет предложил конфисковать российское имущество украинских олигархов, которые выступают против РФ и поддерживают режим президента Украины Владимира Зеленского. Уточняется, что полученные от продажи средства могли бы быть направлены на восстановление Донбасса.

5 апреля президент РФ, выступая на совещании по поддержке развития АПК, обратил внимание на угрозу Германии национализировать немецкие дочерние компании «Газпрома» и «Роснефти». «Слышим уже и заявления официальных лиц о возможной национализации наших некоторых активов. Так мы далеко зайдем, пусть никто не забывает, что это обоюдоострое оружие», — сказал Владимир Путин.

И российские, и западные эксперты уверены в том, что Вашингтон как главный инициатор и организатор санкционной войны против России будет вести эту войну до «последнего патрона», т.е. он готов «далеко зайти». И что «патронов» у него и его союзников еще достаточно. Речь, в частности, идет о том, что есть еще много российских активов, которые можно замораживать и конфисковывать.

Согласно последним данным Банка России, на начало нынешнего года за пределами России в результате вывоза капитала сформировались активы на сумму 1.648,2 млрд. долл. Если вычесть 350 млрд. долл. валютных резервов РФ, которые были заморожены коллективным Западом, остается еще примерно 1,3 трлн. долларов. Мы не знаем точно, сколько заморожено активов, принадлежащих российским физическим и юридическим лицам. Полагаю, что пока суммарная заморозка вряд ли превышает 100 млрд. долл. Остается 1,2 трлн. долл. Очевидно, что потенциал санкционных инициатив для Запада гигантский.

Некоторые эксперты полагают, заморозки и конфискации — оружие обоюдоострое (о чем сказал и президент Путин). Но все-таки для России оно более острое, чем для коллективного Запада. Почему?

Потому, что у России возможностей для «заморозок» меньше. Для этого следует обратиться к такому документу, как «Международная инвестиционная позиция Российской Федерации», который готовится на квартальной основе Банком России. Он дает представление о величине российских активов за рубежом и иностранных активах в российской экономике. Международная инвестиционная позиция России (МИП) все годы характеризовалась тем, что российские активы за рубежом превышали иностранные активы в России. Вот, например, картина на начало 2014 года (млрд. долл.):

Российские активы за рубежом — 1.474,6

Иностранные активы в России — 1.342,9

Превышение первого над вторым, называемое чистой инвестиционной позицией России составило 131,7 млрд. долл.

Когда весной 2014 года начались санкции против России (в связи с возвращением Крым в состав РФ), я писал, что если Россия и коллективный Запад будут вести санкционную войну до конца, то каждая из сторон обнулит активы противника. И в этом случае игра закончится не в пользу России. Ее чистый проигрыш будет равен величине чистой инвестиционной позиции. С тех пор я постоянно говорил, что Россия должна выравнивать пропорцию российских и иностранных активов. А лучше добиться превышения величины иностранных активов над российскими активами. Это очень помогало бы охлаждать санкционный пыл Вашингтона и его союзников. А теперь давайте посмотрим на МИП России на начало нынешнего года (млрд. долл.):

Российские активы за рубежом — 1.648,2

Иностранные активы в России — 1.164,7

Чистая инвестиционная позиция России составила 483,5 млрд. долл.

Из приведенных цифр можно сделать вывод, что за истекшие восемь лет Россия не только не подготовилась к возможной санкционной войне, а стала, наоборот, еще более уязвимой. Ее зарубежные активы выросли на 173,6 млрд. долл., или на 11,6%. Можно посмотреть на эти цифры и с другой стороны: коллективный Запад к этой войне подготовился. Иностранные активы в российской экономике сократились на 178,2 млрд. долл., или на 13,3%.

Итак, если игра будет идти до полного обнуления, то чистый проигрыш России составит почти полтриллиона долларов. На самом деле он может быть намного больше по той причине, что Банк России в своей статистике МИП не отражает все активы российского происхождения за рубежом. Немалая часть таких активов сформировалась в результате нелегального вывоза капитала из нашей страны. Но США и их союзники прекрасно знают, что это активы российского происхождения и будут держать их под прицелом своих конфискационных санкций. Потенциально чистые потери в конфискационной войне могут намного превысить 1 триллион долларов.

Это не означает, что мы должны сдаться в санкционной войне с Западом. Нет, мы должны идти до победного конца. Но при этом понимать, что цена победы будет очень высокой. А также мы должны выяснить, кто и каким образом во властных структурах России обеспечивал коллективному Западу такие преференции в грядущей санкционной войне.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика