Последние новости
Главная » Монархии Залива порвут Бейрут, как Тузики грелку

Монархии Залива порвут Бейрут, как Тузики грелку

Монархии Залива порвут Бейрут, как Тузики грелку

Напряженность между Ливаном и арабскими странами Персидского Залива (Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн, Кувейт) усилилась. Президент Ливана, Мишель Аун, сказал в субботу, 30 октября, что он хочет иметь наилучшие отношения с Саудовской Аравией и преодолеть кризис в отношениях с ней. Но это не вернуло в ливанскую столицу, Бейрут, саудовского посла, который был отозван оттуда ранее.

Формально кризис связан со скандалом, разразившимся после того, как в ливанских СМИ появились отрывки из интервью нынешнего министр информации Ливана, Георга Кордахи, которое тот дал телеканалу Al-Jazeera. В интервью Кордахи заявил, что действия международной коалиции во главе с Саудовской Аравией в Йемене являются агрессией, а местные повстанцы из группировки Ансар Алла (хуситы) вынуждены обороняться. Он так же указал на то, что, по его мнению, война в Йемене лишена смысла.

После появления записей, Кордахи сразу же сказал, что эти слова были сказаны им в интервью в августе, еще до его назначения министром, и что у него и в мыслях не было оскорбить Саудовскую Аравию и ОАЭ (Объединенные Арабские Эмираты так же участвуют в войне в Йемене в рамках анти-хуситской коалиции). В свою очередь ливанский премьер-министр, мультимиллионер Наджиб Микати, заявил, что слова Кордахи не отражают официальную позицию Ливана по йеменскому вопросу. Теперь вот и президент Ливана, Мишель Аун, присоединился к ним в попытке загладить трещину в отношениях со странами Залива. Но было поздно.

В пятницу 29-го октября Саудовская Аравия выслала посланника Ливана и запретила весь ливанский импорт. Бахрейн и Кувейт последовали ее примеру, указав на то, что у ливанских дипломатам есть ровно 48 часов на выезд из этих стран. Позднее Объединенные Арабские Эмираты заявили, что отзывают всех своих дипломатов из Ливана и запрещают своим гражданам поездки туда. Мало того, в субботу появились сообщения, что эти монархии (они входят в Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива — ССАГПЗ), вероятно, введут широкие экономические санкции против Ливана, о чем уже сообщил ливанский канал MTV (он сослался на анонимный источник, близкий к ССАГПЗ).

Сказать, что действия государств Персидского залива несут угрозу для Ливана — ничего не сказать. Войну ему никто не объявит, но стране грозит в настоящее время катастрофа, которая может иметь последствия хуже войны. Ливан и без того переживает экономический коллапс, худший за всю его историю. Испытав финансовые затруднения, банки отказываются выдавать долларовые вклады гражданам и бизнесу, или, позволяя снять часть денег, отдают вместо долларов ливанские фунты — местную валюту — по искусственному курсу, сниженному в несколько раз в сравнении с курсом черного рынка. Это привело к параличу электростанций и транспорта — им не хватает денег на закупку топлива.

Столица Ливана — Бейрут и другие города погрузились во тьму — электричество дают раз в день на один час. Выстроились гигантские очереди автомашин за горючим. Из-за паралича транспорта и электростанций остановились фабрики. Многие потеряли работу, а те у кого она есть, получают в среднем 60 долларов в месяц. Согласно отчету Unicef, 77% семей не имеют достаточно еды для качественного питания.

В таких условиях, экономические санкции могут иметь для Ливана фатальные последствия. Инвестиции из суннитских монархий Персидского залива в эту небольшую страну составили десятки миллиардов долларов в последние несколько десятилетий. В то же время, около полумиллиона ливанцев (8% граждан страны) работают в странах залива, посылая деньги на родину и обеспечивая своим родственникам возможность выживания. Экспорт рабочей силы является главным мотором ливанской экономики. Наконец, туристы из богатых стран залива обеспечивают 20% прибыли в туристической сфере Ливана. Если эти финансовые потоки высохнут, 6-миллионное население страны испытает настоящий голод.

Но почему суннитские монархии Персидского залива так резко отреагировали на неосторожные слова министра информации, к тому же сказанные им до его назначения? Почему они пока отказываются принимать извинения Бейрута?

Случившееся — лишь повод для массированного натиска на Ливан. Дело не только в словах, но и в делах. Нынешние правители в Бейруте, включая премьер-министра Микати, являются ставленниками про-иранской шиитской партии Хезболла — глубинного государства, подлинных хозяев Ливана.

Каждой ливанской партией руководят богатые семьи, влиятельные внутри каждой из этно-конфессиональных общин страны. Коалиционные правительство обычно состоят из представителей этих семей. Большинство министров — не из Хезболлы. Но в реальности ключевые функции сосредоточены в руках именно этой про-иранской группировки, назначающей близких ей людей управлять Ливаном. Все прочие партии лишена военного потенциала, сравнимого с мощью ополчений Хезболлы. Ее вооруженные силы превосходят даже ливанскую регулярную армии. Все вынуждена идти ей на уступки.

Такое положение дел превратило Ливан в иранскую марионетку и в часть сферы влияния шиитской теократии Ирана. Систему иранского влияния иногда называют шиитским полумесяцем, тогда как сами иранцы зовут ее «ось сопротивления». Сюда входят Ирак, Сирия и Ливан, образуя коридор от Тегерана до Средиземного моря. Кроме того, Иран поддерживает тесные связи с близким к шиитской ветви ислама вооруженным партизанским движением в Йемене (Ансар Алла или хуситы). Оно контролирует четверть территории Йемена, включая его столицу, Сану.

Стратегической целью Ирана в Йемене является контроль над Баб-эль-Мандебским проливом между юго-западной оконечностью Аравийского полуострова (Йемен) и северо-восточной частью Африканского материка (Джибути и Эритрея). Через пролив проходит значительная часть международной торговли нефтью. Угроза распространения влияния шиитского Ирана привела к интервенции в Йемен со стороны его конкурентов — арабских суннитских государств Персидского залива. Это обернулось многолетней войной, в ходе которой саудовская авиация бомбит города и села на Севере Йемена, а хуситская герилья наносит тяжелые удары по саудовским войскам и обстреливает ракетами и дронами иранского производства саудовскую территорию.

Таким образом, речь не идет просто о неудачном заявлении ливанского министра, поддержавшего повстанцев-хуситов и раскритиковавшего действия саудовцев в Йемене. На Ближнем Востоке формируются коалиции. В одну из них, про-иранскую, входит теперь и Ливан. Другая — конфликтующая с Ираном, включает суннитские монархии залива — Саудовскую Аравию, ОАЭ, Бахрейн. Борьба между Ираном и его оппонентами ведется за целые государства (Йемен, Ливан) и стратегически важные порты и проливы. Саудовцы и их союзники потеряли влияние в Ливане, но они намерены заставить Бейрут дорого заплатить за это.

Россия не станет активно вмешиваться в конфликт. С одной сторону, Москву связывает с Тегераном и Хезболлой тесное военно-политическое сотрудничество в Сирии, где они вместе поддерживают режим Башара Асада. С другой стороны, Россия поддерживает сделки с саудитами, направленные на ограничение добычи нефти с целью удержания высоких цен на нефть на мировом рынке; эти сделки не всегда работают (вспомним ценовую войну между Москвой и Эр-Риядом в марте 2020 года), но, если их удается достичь, приносят в бюджет обеих стран миллиарды долларов.

Скорее всего, Россия продолжит балансирование между блоками, в поисках собственных политических и экономических выгод. Однако, в будущем проводить такую политику будет все сложнее. Чем бы не закончился нынешний кризис вокруг Ливана (стороны, теоретически, еще могут прийти к каким-то соглашениям) Ближний Восток стал чрезвычайно динамичен. Соперничество между конкурирующими блоками государств время от времени ведет к опасным вспышкам конфликтов и дестабилизации в регионе.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика