Последние новости
Главная » Путин злой из-за нацпроектов: «Виталий Геннадьевич, мы с Вами давно работаем вместе и не надо хитрить»

Путин злой из-за нацпроектов: «Виталий Геннадьевич, мы с Вами давно работаем вместе и не надо хитрить»

Путин злой из-за нацпроектов: «Виталий Геннадьевич, мы с Вами давно работаем вместе и не надо хитрить»

Владимир Путин в ходе Совета по стратегическому развитию и национальным проектам раскритиковал действия высокопоставленных чиновников. Президентского гнева хватило практически на всех.

Отметив, что, несмотря на сложную эпидемиологическую обстановку, работа по национальным проектам не прекращалась, глава государства подчеркнул, что главное — это все-таки результаты.

«Нужно добиться того, чтобы с помощью нацпроектов на деле решались самые чувствительные проблемы людей. В этом и заключается главный критерий эффективности нашей общей работы», — сказал он.

Беспокойство президента вызывает рост цен, в том числе на строительные товары, что уже привело к задержке строительства многих социальных объектов и вовсе несостоявшимся конкурсам.

Путин злой из-за нацпроектов: «Виталий Геннадьевич, мы с Вами давно работаем вместе и не надо хитрить»

«Что гравий-то вырос? Ладно, бензин подорожал — довезти сложнее. Но это же не те объёмы удорожания, которые фиксируются. Вы как-то принимаете участие или ФАС принимает участие в определении этих объёмов удорожания по инертным материалам, по строительным общим материалам и так далее?» — поинтересовался он у вице-премьера Марата Хуснуллина.

Высокопоставленный чиновник поспешил заверить, что все вопросы решаются и контролируются.

А вот главе Минприроды Александру Козлову по требованию президента пришлось назвать конкретную фамилию ответственного за ликвидацию мусорных свалок. Попытка министра подробно объяснить, кто и за что в его ведомстве отвечает Путину явно пришлась не по душе.

«Вы мне назвали трёх человек, которые работают в вашем министерстве. Из них кто основной, главный, кто несёт личную, персональную ответственность за результаты работы?» — нахмурился он, успокоившись, лишь услышав фамилию.

После чего свою порцию гнева президента получил глава Минцифры Максут Шадаев, у которого Путин поинтересовался, где же семь из 12 отраслевых стратегий цифровой трансформации. Министр пообещал, что до конца года они будут утверждены правительством, но такой ответ явно не устроил.

«Что они делают в правительстве? Сколько они там лежат? Когда до конца года?» — требовал президент.

На помощь кинулся курирующий вице-премьер Дмитрий Чернышенко, начав перечислять ведомства, с которыми пришлось согласовывать документы. С самого вице-премьера президент спросил за нацпроект «Туризм и индустрия гостеприимства», исполнение по которому составляет 83,1%.

«Значительные деньги пошли не на реальную работу, не на строительство инфраструктуры, строительство каких-то объектов в этой сфере, а на взносы в уставный капитал корпорации „Туризм.РФ“. А, собственно говоря, сами-то основные работы выполнены только на 51%. Перспективы-то какие, Дмитрий Николаевич?» — поинтересовался Владимир Путин.

После пространных объяснений Чернышенко он потребовал «придать дополнительные импульсы всем, кто этим занимается».

С министра транспорта Виталия Савельева президент спросил о готовности программы модернизации пассажирского транспорта, реализация которой должна начаться с нового года. Пространные объяснения и заявления о том, что до конца года вопрос будет решен, вызвали недоумение главы государства.

«Виталий Геннадьевич, мы с Вами давно работаем вместе и не надо хитрить: если она готова, то она утверждена, а если находится в стадии согласования, то не готова», — сказал он министру и потребовал до конца года все согласовать.

Раскритиковал Владимир Путин и работу Минтруда, удивившись снижению числа пенсионеров и инвалидов, получающих социальные услуги в организациях социального обслуживания. Пояснения Антона Котякова его, видимо, не очень устроили, поэтому было дано поручение «проанализировать все детали, связанные со снижением этих показателей, и, конечно, подумать и предложить новые варианты работы, новые методики, дополнительные меры по исправлению этой ситуации, несмотря на все пандемийные ограничения».

Президента Центра социальных и политических исследований «Аспект» Георгий Федоров считает ситуацию с реализацией нацпроектов плохой.

— Все говорят о нацпроектах, пиарятся, а по сути никаких серьёзных результатов у нацпроектов нет. Соответственно, апрельские указы президента не выполняются. Ситуация действительно катастрофическая и обвальная. Видимо, кто-то донес президенту какую-ту информацию, поэтому он начал нервничать — деньги вбухиваются огромные, а серьезного результата никто особо не видит.

«СП»: — Почему же все так тормозится? Есть объективные причины или это тихий саботаж?

— Думаю, что есть и саботаж, потому что чиновники лучше не сделают, чем сделают и ошибутся, и к ним потом будут вопросы с точки зрения правоохранительных органов или контрольных управлений.

Кроме того, в административном аппарате бюрократия победила всё. Любые благие начинания тонут в тоннах бумаг, согласований, предписаний, инструкций. Поскольку все проекты национальные и завязаны на госденьгах, то они тоже тормозятся и неэффективны.

«СП»: — Будут какие-то реальные меры приняты?

— Точечные меры, возможно, будут приняты, но это не решит проблему самих проектов и эффективности экономики. Кто-то может быть назначен козлом отпущения, возможно, понесет ответственность, но системно вопросы не решаются. Это касается и нацпроектов, и коррупции, и системы управления, и экономических и социальных реформ.

Как считает генеральный директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлев, национальные проекты — это «ступеньки вверх».

— Разовьем промышленность, медицину, строительство и в результате окажемся на качественно новой позиции. Причем не маленькими шажками, а сконцентрировано. В 2008 году уже все было сконцентрировано, а дальше надо было прыгать. Но прыгать с помощью госаппарата, так как других инструментов в руках государства нет.

Чиновники прыгать не умеют, они умеют выполнять процедуры. У них написано такого-то числа сдать такую-то бумажку — они ее пишут и сдают. Конечный результат их вообще не касается, они в процедуре, поэтому возникло страшное противоречие: сконцентрирован огромный капитал, поставлены огромные цели, а прыжка нет.

Министерства и ведомства отчитываются по нацпроектам дорожными картами.

«СП»: — Как выясняется и «бумажки» не готовы.

— Это наша российская лень. Слишком долго идут нацпроекты, чиновники начинают успокаиваться. В 2012 году, когда все начиналось, «бумажки» писали быстро, потому что реально боялись получить по шапке. Прошло 9 лет, чиновники «бумажки» пишут, их принимают.

Чиновники по-другому не умеют. Чтобы они работали иначе, к ним диктатуру надо «присобачивать». Сталин смог провести индустриализацию, но в ее условиях провал в строительстве завода для директора строительства означал расстрел. У нас никого, слава Богу, не расстреливают. Так зачем мучиться? Написал отчет и всё.

Президент по тому и дергает их, что он единственный источник импульса, единственный до конца заинтересованный в реализации нацпроектов. Вот он и спрашивает: «Бумажки есть, где результат?»

Обещали удвоить ВВП. Где? Уже никто не вспоминает. А если бы спросили? А дороги? А строительство? У нас цены на жилье растут. Строительство убивает то, что покупать некому. У нас, что массовое строительство дешевого жилья возникло? Те, кто производит и те, кто пишет планы сидят в разных зданиях. В министерстве пишут инструкции, а потом инструкции по реализации инструкций. И считают, что задачу выполнили. Потом их вызывает президент и спрашивает: «дома-то где?»

«СП»: — Оргвыводы будут?

— Если многих ругали, то не будет. Если концентрировались на отдельных персонах, то будут, но это ничего не изменит. Ну, придет новый министр, а начальники департаментов захотят от стульев оторваться? Всех не уволишь. Кто-то останется. Сколько не меняй трактористов, трактор все равно не полетит.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика