Последние новости
Главная » Смертельные «нормы жизни»: В школах — стреляют, в полиции — бьют, в армии — убивают

Смертельные «нормы жизни»: В школах — стреляют, в полиции — бьют, в армии — убивают

Смертельные «нормы жизни»: В школах — стреляют, в полиции — бьют, в армии — убивают

То, что к законам в России депутаты Госдумы нередко относятся поверхностно, уже никого не удивляет. Самый, пожалуй, яркий пример тому — депутат Виталий Милонов. Почти каждое его предложение идёт вразрез с действующим законодательством.

Не успели мы отсмеяться после того, как парламентарий предложил запретить незамужним россиянкам отдыхать на турецких курортах, а уже он подготовил новое предложение и даже направил его министру здравоохранения Виталию Мурашко. На сей раз Милонов выступил с инициативой проводить в школах регулярные психологические тестирования для учащихся. Проводить его нужно несколько раз в год, и оно должно быть обязательным для всех. По мнению депутата, психологическое тестирование позволит выявить у учащихся склонность к жестокому поведению, что поможет предотвратить новые колумбайны. При этом он ссылается на опыт учебных заведений силовых и специальных служб.

Вот только в настоящее время, согласно Федеральному закону № 273-ФЗ от 29.12.2012 «Об образовании в Российской Федерации», психологические тестирования можно проводить только с письменного согласия родителей. Причём даже в тех случаях, когда ребёнок или подросток младше 15 лет сильно отстаёт в учёбе или проявляет признаки девиантного поведения.

Ну, ладно, предположим, депутат не в курсе этого. Но аналогичная возможность рассматривается и в Минобрнауки: правительственная комиссия по профилактике правонарушений рекомендовала исследовать на агрессивность и склонность к насильственным действиям учащихся. Там тоже не знают о существовании этого закона?

Теперь вернёмся к опыту силовиков и спецслужб. Дело майора Евсюкова помните? Того самого, который, поругавшись с женой, перестрелял покупателей в московском супермаркете. А ведь его психическое состояние проверяли неоднократно, причём занимались этим психиатры, а не школьные психологи, значительную часть которых к детям нельзя подпускать вообще.

Да, случай с Евсюковым — это, конечно, крайняя форма агрессии. Но российские суды каждый год выносят около тысячи приговоров по статье о превышении должностных полномочий с применением насилия (часть 3 статьи 286 УК). То есть силовики пытают граждан, иногда — до смерти. А ведь они тоже психологические тесты проходят! По идеи, специалисты должны были отметить и склонность к насилию, и отсутствие уважения к законам. Но этого, увы, не происходит.

А про срочника Пермякова не забыли? Который попал служить на базу в армянском Гюмри, ушел в самоволку с автоматом и перестрелял семь человек. Точнее, выстрелами убил шестерых, включая пятилетнего ребёнка. Потом у него закончились патроны, и седьмого — полугодовалого младенца — он заколол штыком. Перед призывом он медкомиссию проходил. Признали годным.

А ведь были еще и другие «армейские» трагедии. Например, в октябре 2019 года в воинской части под Читой, когда рядовой Шамсутдинов в упор расстрелял восьмерых сослуживцев.

Вот еще свежачок: в сентябре этого года в Хабаровском крае под следствие попали два начальника из воинской части спецназа ГРУ. Они подозреваются в превышении должностных полномочий и насильственных действиях сексуального характера в отношении подчиненных. От их действий в разное пострадали не менее 20 человек. Интересно, как у обвиняемых со склонностью к насилию дело обстоит?

Ладно, представим, что Закон об образовании изменили, и детей и подростков можно тестировать без согласия родителей. Протестировали. Обнаружили, что у такого-то ученика есть склонность к агрессии. Что дальше? Принудительно заставили его ходить к школьному психологу?

— Я не чувствую себя специалистом в такого рода вопросах, но как учитель и преподаватель не могу ими не задаваться — и потому консультировался с коллегами, профессионально занимающимися, в частности, тестированием и психологической поддержкой школьников, — рассказывает Михаил Павловец, доцент ВШЭ и учитель Лицея ВШЭ. —  По их словам, само по себе тестирование вряд ли будет достаточно эффективным, во-первых, потому что потенциально склонных к деструктивным действиям подростков может быть значительно больше, чем наша система в состоянии контролировать. А значит, необходимой работы проводить с ними будет просто некому: недостает кадров, средств, воли.

Во-вторых, нередко колумбайны устраивают бывшие школьники, у которых серьезные отклонения в психике, когда нужно принимать безотлагательные меры, могут проявиться уже впоследствии. Среди причин, повышающих риск повторения трагедий, подобных керченской или пермской, — и незавидное состояние нашей специальной медицины, и низкая цена человеческой жизни в обществе и государстве, и большое количество оружия, находящегося на руках у граждан (представителей или ветеранов силовых структур и разного рода «солдат удачи», любящих проводить досуг на стрельбах и пристращающих к нему собственных детей), и влиятельность разного рода радикальных движений, умело заворачивающих свои экстремистские воззрения в «патриотическую» обертку. Все эти проблемы решаются только комплексно, и одно только тестирование не способно дать ничего, кроме чувства бессилия перед накопившимися в обществе проблемами…

А вот полковник ФСБ в отставке Василий Верещак считает, что любые действия, направленные на снижение детской и подростковой агрессией, очень важны:

— Милонов, конечно, оригинал, но тут он, по сути, прав. Совершенно необходим противовес той информационной атаке, которой подвергаются наши дети со стороны масс-медиа и соцсетей. На них ежедневно выливается поток негатива, насилия, демагогии, злости, пошлости. И он может вызвать чрезмерно бурную ответную реакцию. А психолог вполне может стать таким противовесом.

Что до тестирования… Почему бы не попробовать такую формы работы? Если это позволит вовремя заметить первые признаки проявления агрессии, чтобы их вовремя нивелировать, погасить, то станет очень полезным начинанием. Я считаю, что мы, в любом случае, должны выработать механизм защиты психики детей от чрезмерного воздействия негативной информации. Важно предупреждать крайние формы агрессии, когда переступают черту, и появляются жертвы, считает Василий Верещак.

За последние три года в нашей стране имели место 58 различных ЧП в образовательных учреждениях страны. Эксперты отмечают, что подростки стали более жестокими и агрессивными. И считают, что главной проблемой, провоцирующей детское насилие, является недостаток внимания взрослых.

Так может, государству стоит решить эту проблему глобально? Сделать так, чтобы родители вернулись в семью и занялись воспитанием своих чад? Чтобы они могли достойно содержать себя и своих детей, работая на одной работе и не более 8 часов в день, с двумя законными выходным в неделю? Тогда с них и спросить будет можно за поведение отпрысков.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика