Последние новости
Главная » Три раздела Польши, плюс 1939-й год. Можем повторить?

Три раздела Польши, плюс 1939-й год. Можем повторить?

Три раздела Польши, плюс 1939-й год. Можем повторить?

Лидер правящей в Польше партии «Право и справедливость» Ярослав Качиньский не исключает, что усиление военного потенциала Германии может быть направлено не только против России, но и против Польши. Об этом он заявил на встрече с избирателями в городе Сохачев, сообщает Rzeczpospolita.

«Когда мы сказали, что будем вооружаться, то немцы сразу объявили, что они тоже. То есть этот механизм запущен. Хочет Германия вооружаться против России, либо против нас — не знаю», — сказал политик.

По его словам, Варшава намерена увеличить и вооружить армию, чтобы Польшу было трудно атаковать. Он также отметил, что поляки, конечно, рассчитывают на помощь НАТО, но, прежде всего, должны вооружаться сами.

При этом Качиньский уверяет, что Польша не хочет войны, а хочет сдерживания, хочет показать россиянам, что «им здесь нечего искать».

Как ранее сообщалось, Германия планирует создать самую большую в Европе армию и готова выделить на это 100 млрд евро.

— Будем справедливы и снисходительны к старику Качиньскому: многовековая история Речи Посполитой, столетия выживавшей в окружении двух экономических и военных колоссов — Германии и России, вечно стремившихся прирасти ресурсами, территорией и населением за счет своего соседа, — не могли не наложить определенный отпечаток страха на польский этнокультурный код, — считает немецкий политолог д-р Грегор Шпицен. — Страха перед тем, что Германия и Россия в очередной, в пятый раз, смогут решить свои экономические, внешнеполитические, а зачастую и внутриполитические проблемы за счет многострадальной Польши. Поэтому попытаемся понять Ярослава Качиньского и не станем упрекать его за это.

Отмечу также, что многовековой страх от германской аннексии в Польше на протяжении многих лет преобладал гораздо сильнее, чем страх перед русской угрозой. Польские князья бились не на жизнь, а на смерть с германскими предводителями за жизненное пространство еще тысячу лет назад. Грюнвальдская битва уже много столетий остается краеугольным камнем польской национальной истории. Принесение вассальной присяги первого прусского герцога польскому королю — один из триумфальных моментов польского государства.

Правда, вслед за триумфами последовали столетия национального позора и унижений со стороны Германии, начиная с трех разделов Польши и заканчивая 1939-м годом. Если русские сперва в Империи, а затем в СССР просто не давали полякам «свободы», то немецкий подход к эксплуатации польской территории и населения был несколько более суров. Менее 90 лет прошло с тех пор, как немецкие самолеты бомбили Варшаву, а танки с рыцарскими крестами на броне додавливали последних защитников Модлина и Вестерплатте, поэтому возрождение немецкой военной мощи безусловно очень болезненно воспринимается польскими национал-консерваторами. Как реальная или мнимая угроза — это уже другой вопрос. Но мы просто обязаны рассматривать подобное восприятие через призму совместной польско-немецкой истории.

Однако национально-исторический аспект отнюдь не исключает аспекта политической конъюнктуры. Ультимативный тон в отношении Германии, требования репараций за годы Второй Мировой — все это очень выгодно выглядит в глазах консервативной части польского электората и немало помогает в политической борьбе с чуть более здравыми польскими силами, нацеленными на евроинтеграцию.

«СП»: — В последнее время Польша вообще довольно агрессивно ведете себя в отношении Германии — постоянно что-то требует. Не приведет ли это к обострению и без того непростых отношений двух стран — членов НАТО и как это отразится на самом альянсе, где внутренних конфликтов становится все больше?

— Ряд экспертов считает, что польские демарши — часть новой трансатлантической стратегии, в рамках которой Польша под эгидой Великобритании и военно-экономической поддержке США может стать главой нового восточноевропейского альянса молодых демократий. Однако я бы не переоценивал ни польскую решимость, ни польскую фактическую способность стать передовым бастионом на пути России в Европу.

«СП»: — Что в Германии думают по поводу различных провокационных заявлений Польши?

— В Германии к польским демаршам относятся традиционно снисходительно, как, впрочем, и к украинским. Над немецкими политиками довлеет вечное чувство вины за Вторую мировую и солидарности с государством, вставшим на путь либеральной демократии, что не позволяет им откровенно высказать польским коллегам в лицо все, что они думают о польских претензиях и месте Польши в структуре европейской экономики.

Научный сотрудник Центра европейских исследований ИМЭМО РАН Станислав Кувалдин напомнил, что братья Качиньские (президент Польши Лех Качиньский погиб в 2010 году в авиакатастрофе под Смоленском) по своим убеждениям всегда демонстрировали антигерманскую позицию, которая для них была также важна, как и антироссийская.

— Они из польской интеллигентной семьи, и это убеждения определенной части интеллигенции, идущие с довоенных времен, а может и со времен разделов, когда Россия и Германия объявляются одинаковым (с нюансами) врагами Польши, ее противниками. Сейчас для Польши это кажется несколько ретро, проявлением прошлого века, но тем не менее Качиньскому это в определенной степени свойственно.

Сейчас в Польше, активно поддерживающей Украину, очень распространены раздражения в адрес Германии, которая, как им кажется, делает это недостаточно. Проблема связана еще с тем, что Польша поставила часть своих советских вооружений на Украину с условием, что им это возместят. Считалось, что источником возмещения будет Германия, которая поставит новые танки и другие виды вооружения. Этого пока не происходит. Германию упрекают, что она не в восторге от перспективы пустить Украину в ЕС, не вооружает ее достаточно. Она видится тормозом на пути максимальной помощи Украине, в чем заинтересована Польша, есть консенсус в польском общественном мнении, поэтому Германия сейчас в Польше является отрицательным персонажем. Не в связи со Второй мировой войной, а с этой конкретной ситуацией. Качиньский отчасти этим пользуется.

«СП»: — Возможен ли реальный конфликт между Польшей и Германией?

— Не представляю, чтобы Германия могла позволить себе каким-то силовым образом по какому-то поводу воздействовала на Польшу. Это невозможно с учетом того, как это будет воспринято в мире, как на это посмотрит само немецкое общество.

«СП»: — Обе страны входят в НАТО, где и так все больше внутренних конфликтов. Не приведут ли подобные провокационные заявления к еще большему разладу, а может и распаду альянса?

— Заявление Качиньского не выглядит как провокационное, как прямое обвинение.

Не думаю, что польско-германские противоречия сейчас достигнут уровня, который будет представлять угрозу для альянса.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика